Горячая линия: 0 800 755 507

Анатолий Могилев: Придя в парламент, партия «Незалежність» восстановит справедливость и законность в Украине

19.07.2019

Лидер партии «Незалежність» Анатолий Могилев 11 июля стал гостем программы медиапроекта Politeka. В интервью Politeka Online он ответил на вопросы о том, кто сдал Крым, при каких условиях может быть восстановлена территориальная целостность Украины, как вернуть мир Донбассу. Также глава МВД (2010-2011 гг.) рассказал, с какой целью его команда идет в парламент и что она намерена сделать для восстановления в стране законности и порядка.

– Анатолий Владимирович, пять лет Вас не было в активной политике, Вы не появлялись в СМИ. Где Вы были все это время, ведь говорили даже, что Вы уехали из Украины…

– После печально известных событий 2014 года я все время находился в Украине: жил в Киеве, ездил в родной Славянск, в Бахмут… Первые три года вообще только и делал, что ходил в ГПУ, СБУ, прокуратуру Крыма – был допрошен по всем резонансным делам того периода.

– За это время не разочаровались в политике, как таковой?

– У меня есть разочарование в той ситуации, которая сложилась в стране за последние 5 лет. Думаю, что похожие чувства испытывает большинство людей в Украине. Ведь за последние годы произошло тотальное обнищание украинцев в результате резкого падения уровня жизни. В итоге, Украина, которая была одной из самых успешных постсоветских республик, превратилась в самую бедную страну Европы. Это вызывает желание восстановить справедливость.

– Как Вы считаете, начало разрушений в Украине связано с аннексией Крыма, потерей территориальной целостности страны?

– Скажу так: потеря Крыма – это опосредованная утрата одного из элементов государственности. И те печальные события, которые имели место в Крыму, дали старт падению Украины вниз. 

– Вы как экс-глава Совмина Крыма, анализируя ситуацию 2014-года, как считаете: могла Украина сохранить полуостров?

– Я последние несколько лет только и говорю, что надо было тогда предпринимать решительные действия при первых попытках захвата, которые позже привели и к аннексии Крыма. В ночь, когда были захвачены здания Совмина и крымского парламента, мне одному из первых сообщили об этом. Я рано утром прибыл к зданию Совмина и через разбитое стекло в двери разговаривал с человеком в балаклаве – это был кадровый военный, но без опознавательных знаков. Он ответил, что не уполномочен ни с кем говорить, но я видел, что окружавшие его люди были в полной боевой выкладке, также в здании было оборудовано два пулеметных гнезда. Я – человек военный и могу сказать: все было сделано по всем правилам военной науки. 

Поэтому я сразу пошел в крымский главк милиции, собрал срочно всех силовиков Крыма и попросил их каждому по своей линии доложить в Киев о случившемся. У нас были кадры с камер наблюдения первых минут захвата главных админзданий, их тоже мы сразу передали в Киев. Потом я говорил с представителями АП, с и.о. главы СБУ Наливайченко, изложил ситуацию и алгоритм ее решения. 

Вариантов могло быть два. Первый – введение АТО, потому что вооруженные люди захватили главные административные здания полуострова, эти действия классифицируются как террористические. Напомню, что объявлять и проводить антитеррористическую операцию должна Служба безопасности Украины, это ее компетенция. Второй вариант – созыв срочного совещания СНБО, где собираются все представители силовых структур на уровне Киева, и уже Совбез обязан был рекомендовать Турчинову, который на тот момент выполнял обязанности президента Украины, ввести военное положение – поскольку были все признаки покушения на территориальную целостность Украины. Указ о введении военного положения подписывает Президент, а Верховная Рада его утверждает. На протяжении двух последующих дней я непрерывно звонил в Киев, требовал реагировать, а оттуда слышал один ответ: вам необходимо подождать… мы разбираемся…

– А с кем именно Вы в тот период разговаривали в Киеве?

– Я разговаривал с исполняющим обязанности главы СБУ Валентином Наливайченко, с заместителем главы Администрации Президента Андреем Сенченко, еще с Сергеем Пашинским…

– А какую роль в этой истории сыграл Александр Турчинов, который на тот момент был «временным президентом»? 

– С Турчиновым меня не соединяли. Но я проинформировал всех руководителей силовых ведомств и руководство АП. В ответ получал, как было сказано выше: подождите… разбираемся… – вместо адекватной реакции и конкретных действий. А через несколько дней, когда встал вопрос об освобождении меня от должности председателя Совмина Крыма (такие полномочия есть у депутатов крымского парламента), раздался звонок из Киева. Мне сказали: мы Вас снимать не будем, а Вы там, на месте, разберитесь с ситуацией. 

Я напомнил, что аналогичная ситуация была в 1994 году, когда появился президент Мешков: начали уже российский рубль в оборот вводить, но приехала делегация правительства Украины, сели за круглый стол с крымскими политиками и решили вопрос мирно – Крым получил дополнительные полномочия, автономный статус в составе Украины, собственную Конституцию. И после этого конфликт был сглажен. А в 2014 году все было наоборот: пока шла аннексия Крыма в Киеве делили портфели – это я уже потом узнал. Именно драка за портфели и партийные квоты помешала принять оперативное решение по Крыму. 

Думаю, есть и другой фактор: те, кто пришли к власти после февраля 2014 года, понимали, что сторонников у них в Крыму немного, а впереди – досрочные выборы. Введение военного положения на полуострове остановило бы избирательный процесс. 

– Если подтвердятся факты того, что руководству страны не хватило политической воли для принятия адекватного решения по Крыму, чтобы остановить аннексию, кто-то должен понести за это уголовную ответственность. Кто, по-Вашему, должен ответить за Крым? 

– Я очень рад, что мои слова наконец-то услышали в Государственном бюро расследований, где и проводят следствие по вопросу сдачи Крыма. Я также готов давать любые показания по этому делу. Думаю, что ГБР найдет ответственных за непринятие решений, которые привели к аннексии части территории Украины. 

Мне, например, иногда тоже забрасывают претензии: мол, был председателем Совмина Крыма и не отстоял полуостров. Но нужно понимать, что ни одно силовое ведомство мне не подчинялось – они напрямую управляются из Киева, это органы центрального подчинения. 

Кстати, у меня есть убойный аргумент тем, кто обвиняет крымских военных в саботаже и ничегонеделании. Командование сухопутных войск и береговой обороны тогда осуществлял генерал Воронченко, который сегодня является командующим ВМС Украины. А генерал Балан, который командовал внутренними войсками в Крыму, – сейчас глава Нацгвардии Украины. Я не думаю, что их назначили бы на столь высокие посты, если бы были хоть малейшие сомнения в их проукраинской позиции. Поэтому, когда говорят, что в Крыму военные не противостояли – это ложь, чтобы оправдать собственное бессилие. За бездействие должны как раз отвечать те лица, которые были в тот момент в Киеве и ничего не сделали для сохранения Крыма в составе Украины. Потому что это статья 111 КПК Украины – государственная измена. 

Я – юрист и правовик, и могу Вам сказать, что решение о введении военного положения или АТО – это компетенция главы СБУ или и.о. Президента. Но ни тот, ни другой решения не приняли. Почему? Вопрос – к ним.

– Конфликт на Донбассе – это продолжение политики бездеятельности власти в Крыму?

– Я глубоко убежден, что если бы весной 2014-го в Крыму ввели АТО или военное положение, то никакого конфликта на Донбассе не было бы. А когда мы показали слабость там, не приняв никакого решения по Крыму, то, соответственно, и Донбасс «загорелся». И сегодня война на Востоке Украины – это аргумент для всех жителей Крыма. Мол, пришла Россия – и здесь мир, а на Донбассе в Украине – война.

– Вы идете в Верховную Раду во главе партии «Незалежність». У Вашей политсилы есть план, как навести порядок в Украине? Как решить основные проблемы в стране? Как решить вопросы реинтеграции Крыма и Донбасса?

– Прошло 5 лет, но за это время руководство Украины никакого поэтапного плана прекращения конфликта на Донбассе, возвращения территорий не выработало. Минские договоренности пока свелись к взаимным обвинениям, что стороны не выполняют прописанные обязательства. Нормандский формат тоже зашел в тупик… 

Поэтому задача нашей партии номер один – это мир на Востоке Украины. Но установить мир можно только одним путем – дипломатическим. Мы же понимаем, что о военной победе говорить маловероятно в условиях затянувшейся войны, признать поражение – просто стыдно, значит, остается только путь компромисса. Значит, надо садиться за стол переговоров и искать компромиссы.

– Кто должен сидеть за этим столом?

– Все. Все, кто к этому конфликту причастны.

– Россия может сидеть за этим столом тоже? В каком качестве?

– Как наблюдатель – вполне. Я считаю, что надо и Запад привлекать, и представителей непризнанных республик. Иначе мы не закончим этот конфликт, который губит людей и подрывает экономику, еще очень долго. Более того, военное противостояние на Донбассе наносит удар по имиджу Украины, пожирает громадные человеческие и финансовые ресурсы. По этой причине страна скатывается все ниже… Ведь развитие экономики, привлечение инвестиций на данном этапе невозможно. Пока не будет мира, о развитии страны можно забыть.

– А если улучшить уровень жизни в Украине, Крым и часть Донбасса захотят вернуться?

– Только мир позволит развивать экономику. Без роста экономики улучшение жизни людей невозможно. И если крымчане и донбассцы увидят, что в Украине высокий уровень жизни, жить комфортней и приемлемей, они задумаются о возвращении. Пока не будет подъема уровня жизни, говорить об этом не стоит. 

Достаточно сравнить уровень жизни и цены в 2013 году и сейчас. Минимальная пенсия в стране была 110 долларов, сегодня – 55. Минимальный прожиточный минимум был 150, стал – 75 долларов. И это при том, что тарифы выросли в пять и в десять раз. Проще говоря, в карманах людей стало меньше денег.

Но государство в лице парламента и правительства принимало решения, противоречащие Конституции, где записан запрет на снижение социальных стандартов. А по законам Украины должна была производиться индексация минимальной пенсии, но за последние годы этого не делалось. При инфляции в 3,5 раза минимальная пенсия у наших пенсионеров должна быть не менее 3 500 гривен, а сейчас она около 1 500 гривен. То есть, власти страны приняли решение срезать социальные стандарты и ежемесячно вытаскивают из кармана каждого украинца по 2000 гривен! 

Что касается военных пенсионеров, ветеранов МВД, то этим людям, отслужившим 20–30 лет, по закону предусмотрен ежегодный пересчет пенсий, однако их пенсии остались на уровне пятилетней давности. И эта несправедливость – прямое нарушение закона, который мы будем пересматривать, придя в Раду. Ведь один из признаков государственности – именно социальная защита населения.

– Кто Ваша команда – новые лица или проверенные профессионалы?

– Я недавно услышал от одного социолога, что есть запрос на новые-старые лица. Каламбур, конечно, но доля истины в нем присутствует. В списке партии «Незалежність» – профессионалы в сфере права, работники правоохранительных структур, СБУ, МВД, юристы. Все они имеют опыт государственной службы, законодательной работы, и там нет ни одного осколка старой системы. 

Что сейчас происходит в стране, и почему мы решили идти на выборы? В прошлой Раде было две крупных политических силы – Блок Порошенко и Народный фронт. На сегодняшний день их представители не проходят в парламент: БПП перекрасились в «Европейскую солидарность», а «Народный фронт» вообще отказался идти по спискам на выборы. Почему? Все просто – за пять лет уровень поддержки этих политсил упал в обществе до нуля. А их перекрашенные осколки разбежались по разным партиям. Понятно, что пройдя в Раду, эти люди будут делать то же самое, что и прошедшие пять лет. 

Мы уникальны тем, что в списках «Незалежності» таких людей нет – вообще! В моей команде – специалисты, не замаранные в коррупционных скандалах, не причастные к законодательным изменениям, ухудшившим жизнь народа. Это – государственники, цель которых – восстановить справедливость и законность. 

Закон должен быть один для всех, а наказание – неизбежным. А у нас сегодня нормы закона применяются избирательно или не применяются вообще. Это одна из ключевых проблем… 

Приведу пример. За последние пять лет мы в парламенте, в правительстве видели много антикоррупционных шоу, когда чиновников выводили в наручниках спецназовцы в балаклавах. Чем все это закончилось? Где уголовные дела, приговоры? Кто сел? Никто. Результат – ноль.

– ГБР, САП, НАБУ, НАЗК… Антикоррупционных органов много, а результат? Сколько времени нужно, чтобы страна победила коррупцию?

– Увы, результатов их работы пока общество не видит. Надеюсь, что ГБР, которое начала расследование по вопросам сдачи Крыма, доведет дело до конца. Но учитывая, что за всеми уголовными делами надзирает Генпрокуратура, во главе которой стоит «гениальный» прокурор без юридического образования, то говорить об эффективности борьбы с коррупцией и прочими беззакониями – невозможно. Пока система не начнет работать, как положено, пока мы не придем к пониманию того, что каждый человек, нарушивший закон будет обязательно привлечен к ответственности, работать будет невозможно, и страна не сможет развиваться.

– В чем причина такого положения дел: коррупция, люстрация или общий кризис в стране? Почему не работает ничего?

– Это кризис государственного управления: разрушена практически взаимосвязь всех институтов власти, которые должны работать в единстве. Я очень надеюсь, что новый Президент и новый парламент сумеют консолидироваться в этом вопросе. И поставят во главу угла применение закона одинаково ко всем. 

Сейчас модно говорить о политической ответственности… Так вот, я считаю, что она заключается в том, что партия, нарушившая обещания избирателям или не реализовавшая заявленные на выборах цели и задачи, должна сойти с политической арены и кануть в небытие. 

– С кем партия «Незалежність» видит себя в будущем парламенте?

– Мы будем в коалиции с теми политическими силами, которые поддерживают нашу программу и стоят на позициях верховенства закона, восстановления социальной справедливости и наказании тех лиц, которые допустили обнищание народа и потерю территориальной целостности нашей страны.

– Анатолий Владимирович, спасибо за интересный и содержательный разговор. Хочу пожелать Вам и Вашим соратникам осуществить все задуманное.

– Спасибо. Мы, партия «Незалежність», уверены в поддержке наших избирателей, и в новом парламенте будем работать ради светлого будущего Украины.